Саид Эззатоллахи: «Теперь и в Иране следят за результатами «Амкара»

31.10.2017 | 23:17
Саид Эззатоллахи: «Теперь и в Иране следят за результатами «Амкара»

К 21 году иранский полузащитник Саид Эззатоллахи успел засветиться в структуре мадридского «Атлетико», забить в Лиге Чемпионов и стать игроком основы своей национальной сборной. В интервью клубной пресс-службе он рассказывает (а клубный переводчик Филипп Алеев переводит), как оказался сначала в «Атлетико», а затем в России, о безумной любви иранских болельщиков к футболу и насколько высоко в Европе котируется российский чемпионат.

Материал опубликован в официальной программке матча 15 тура РОСГОССТРАХ Чемпионата России «Амкар» - «Урал». Последние экземпляры программки вы можете приобрести в клубном фан-шопе.

- Как появился вариант с «Амкаром» и что тебя подтолкнуло к переходу именно в нашу команду?

- Для меня очень важно играть, потому что моя национальная команда летом будет выступать на крупном турнире. В «Ростове» я не получал достаточно игровой практики. Всё время обещали поставить меня в состав, но не ставили. Я знал, что «Амкар» – хорошая команда. У них в клубе есть хорошая организация и хороший тренер. Я пришёл сюда, чтобы учиться чему-то новому и просто играть в футбол.

- То есть ты знал что-то о тренерском штабе команды, в которую переходил?

- Да, я знал, что Гаджиев очень много лет работает в России. Например в «Анжи», где он работал в со множеством хороших и известных футболистов, таких как Это’О и Роберто Карлос.

- Как ты вообще попал в Россию?

- Когда я был в мадридском «Атлетико», очень хотел играть за сборную, поэтому мне нужно было играть в высшей лиге. А наш состав «Атлетико» тогда вылетел в третий дивизион, поэтому мне стало необходимо сменить клуб. Даже до того, как я поехал в Испанию, Бердыев рассказывал мне про «Рубин», где он тогда тренировал. Но тогда я выбрал «Атлетико». А уже спустя полтора года я выбрал «Ростов», потому что знал, что они играют в высшей лиге. Очень много людей меня спрашивали, почему я туда перешёл, ведь до моего перехода «Ростов» был внизу таблицы. Но когда я туда перешёл, всё постепенно наладилось. Мы играли в Европе. И для меня, моего развития это было очень хорошо.

- Ты был знаком с Бердыевым ещё до перехода в «Атлетико»?

- Да, мы были знакомы. Он хотел меня видеть в «Рубине», однако в тот момент я выбрал «Атлетико». Но на мой второй сезон в Испании, я решил перейти к нему в «Ростов».

- Правда ли, что во взрослом футболе ты дебютировал в 16 лет?

- Да, это правда. Сейчас я младше, чем в среднем футболисты в команде, потому что играю с 16 лет на этом уровне.

- Как к этому отнеслась общественность? Или это обычная практика в Иране?

- Нет, это необычно в любом случае. Когда я выходил на поле, все были шокированы тем, что 16-летний парень играет с взрослыми. Для меня это было непросто. Но тогда мне очень помог тренер нашей команды. Он доверил место в составе, и я знал, что он мне доверяет. Я работал для него в том числе.

- Как вообще в Иране обстоят дела с подготовкой молодых футболистов?

- Когда я был младше и только начинал играть, ситуация была в целом не очень хорошая для юных игроков. Но теперь всё гораздо лучше. Теперь можно видеть, как наша юношеская сборная до 17 лет обыгрывает Германию, Мексику и входит в восьмёрку лучших юношеских команд мира. Ситуация в целом лучше, так как теперь этому уделяется больше внимания, игрокам дают расти, доверяют и у нас много юных талантов. Раньше всё было иначе.

- Что чувствует игрок, в 18 лет уезжающий из родной страны в Европу, в совершенно другой мир?

- Конечно, это был вызов для меня. До этого я никогда не покидал Иран без своих родителей и друзей. Я был совершенно один, когда переехал в Испанию. Я не знал испанский, не знал людей там. Три-четыре первых месяца было очень тяжело, а потом, шаг за шагом, постепенно всё стало налаживаться. Европейский футбол высокого качества вынуждает тебя учиться многим вещам, в том числе и не футбольным. Поэтому ты должен эти вызовы принимать и проходить через них, если вообще хочешь быть хорошим футболистом.

- Как 18-летний иранский вундеркинд вообще оказался в системе «Атлетико»?

- Они следили за мной на Кубке мира, где я играл за юношескую сборную до 17 лет, видели много нарезок моей игры. Когда я переехал туда, то увидел много связанных с футболом вещей, которых нет в моей стране. Они начинают работать с футболистами индивидуально с 8-9 лет. Многие вещи в сознании изменились: в тактических аспектах, в понимании футбола. Этот вызов очень помог моей карьере.

- Реально ли было игроку, находящемуся в третьем составе «Атлетико», когда-либо пробиться в первый?

- Это было бы нелегко, потому что «Атлетико» – очень большой клуб. Мы иногда тренировались с первой командой. Но если бы я остался там, мне бы потребовалось ещё три-четыре года, чтобы дорасти до первой команды, поэтому я выбрал Россию. Я знал, что смогу сразу играть в высшей лиге. Это было очень важно, потому что я хотел играть за сборную Ирана.

- Есть кто-то из того твоего состава «Атлетико», кто сейчас на слуху?

- Да, есть два игрока. Лукас Эрнандес из основного состава «Атлетико», а также его брат – Тео Эрнандес, который играет сейчас за мадридский «Реал».

- Ты учишь русский язык или тебе хватает знания базовых футбольных вещей?

- Этого недостаточно, но даже эти знания помогают мне на поле. Русский язык важен для легионеров, которые играют в России. Но он очень-очень-очень сложный, в том числе для письма. Сейчас я стараюсь учить как можно больше новых слов.

- То есть на тактических занятиях Гаджиева тебе нужен переводчик?

- Да, конечно.

- А как ты общаешься с одноклубниками?

- Сейчас многие футболисты, так или иначе, связаны с Европой и знают английский. На поле я знаю достаточно футбольных терминов, я их понимаю и могу говорить о каких-то футбольных и тактических вещах. Но помимо футбола у меня, конечно, иногда бывают проблемы.

- Какие?

- Например, я хочу пойти куда-нибудь по делам, в банк или ещё куда-то, но это может быть сложно в плане выражения своих мыслей. У меня здесь есть друг, который знает русский и помогает мне, а также Филипп Алеев – переводчик команды, который помогает мне на теоретических занятиях.

- Что тебе в России больше всего нравится и не нравится?

- Я думаю, что Россия всё-таки немного похожа на мою страну, здесь люди также любят футбол. Это мне нравится, потому что футбол не может жить без фанатов. Мне нравится, когда я вижу поддержку трибун, людей. Это очень важно и для страны в целом, потому что Россия принимает Чемпионат мира и очень много туристов посетят вашу страну. А не нравится, пожалуй, погода. Иногда она очень странная. А иногда очень холодно и приходится брать паузу в три месяца из-за погоды. Для команд и игроков это не очень хорошо, потому что им приходится в течение одного сезона проходить сборы дважды. В других странах по-другому и это, думаю, во многом из-за погоды.

- Было ли тебе понятно, кто есть кто в тренерском штабе «Ростова» в прошлом сезоне?

- Для меня – да, это было понятно, но для фанатов и журналистов, пожалуй, не совсем. Потому что на тренировках Бердыев делал всё, а во время игры он не был на скамейке.

- С одной стороны в «Ростове» ты играл и даже забивал в ЛЧ, с другой – непонятная ситуация с тренером, с финансами и с будущим. Как ты оцениваешь этот этап карьеры?

- Оцениваю хорошо, потому что я играл, забивал, усердно работал, и у меня были хорошие отношения с фанатами. Но ведь это футбол. В один день тренер тебя любит, в другой – не любит. В любом случае нужно продолжать усердно работать, идти вперёд. Нужно думать о своём будущем.

- Как у вашей команды в том сезоне получилось обыграть «Баварию» и доставить проблемы «Атлетико» и ПСВ?

- Наша команда была сплочена, мы были как одно целое, как братья. Работали и бились друг за друга на поле, таким и должен быть футбол. Всегда надо работать вместе, работать друг для друга. Можно сказать, сердца наших игроков были вместе, поэтому мы показали всему миру, если ты хочешь что-то сделать, то ты это можешь командным трудом.

- Можешь раскрыть какие-то интересные тактические фишки Бердыева, за счёт которых вы пошумели в Европе?

- Не сказал бы, что это какие-то специальные фишки. На каждую игру выбирается своя тактика, а в этом плане у Бердыева огромный выбор арсенала для игровой стратегии. Соединив этот арсенал и огромное желание победить, мы и выиграли.

- Бердыев и Гаджиев действительно уделяют тактике настолько больше внимания, чем остальные?

- Честно говоря, не хотел бы говорить о других тренерах. А Бердыев и Гаджиев – большие тренеры, знают очень много о футболе, тактике. Когда ты с ними работаешь, тебе нужно у них учиться.

- Как тактики они великолепны, а как психологи?

- Да, в этом смысле они тоже очень хороши. Они стараются быть своего рода отцами по отношению к игрокам. Это очень важно для команды, когда тренер игрокам как отец. Игроки это чувствуют, и они будут биться за этого тренера на поле.

- В чём крут Карлуш Кейруш – наставник твоей национальной сборной?

- Ничего такого, конечно, рассказать не могу. Он великий тренер. Я очень много от него узнал во всех смыслах. Как о тренере, вы можете судить о нём по результатам выступления сборной Ирана, которая снова квалифицировалась на Чемпионат мира.

- Он рассказывал вам какие-то истории из прошлого, в котором были «Манчестер Юнайтед», «Реал», сборная Португалии, юный Криштиану Роналду?

- Да, и довольно часто. Он приводил примеры про «Манчестер Юнайтед», про больших игроков оттуда, в том числе про Роналду. Рассказывал, про то, каким Роналду был молодым, когда Кейруш привёл его в МЮ. Он был талантом, но очень молодым. Потом он невероятно много трудился и работал над собой. И теперь, думаю, он лучший в мире.

- Как вообще в Иране болельщики и СМИ относятся к своей сборной?

- С фанатами у нас очень хорошие отношения. Очень много людей любят именно Кейруша и игроков. Журналисты тоже, но иногда они стараются вникнуть туда, куда им не следует, поэтому тренерам приходится их останавливать. Это важно, потому что некоторые такие вещи могут нарушить целостность команды. А предстоящий год очень важен для нашей команды и страны, которую мы сплочаем перед Чемпионатом мира.

- Игроки, приезжающие в сборную из европейских чемпионатов, ощущают себя звёздами среди болельщиков?

- Нет, нет, в нашей сборной мы все вместе, как братья. Никогда нет такого, чтобы кто-то себя чувствовал звездой.

- Популярность у легионеров сборной выше, чем у местных игроков?

- Нельзя на сто процентов так сказать, но что-то вроде этого есть. У таких команд, как «Спартак» и «Зенит», очень много фанатов, в Иране в том числе. Также и с другими европейскими командами. Игроки, которые играют в Европе, пожалуй, немножко популярнее. Но ненамного и не всегда.

- У тебя полмиллиона подписчиков в Инстаграме, а у Азмуна вообще больше двух миллионов. Как только ты перешёл в «Амкар», соцсети клуба «атаковали» твои иранские поклонники. В чём секрет такой популярности?

- В моей стране люди очень любят футбол, следят за многими иранскими футболистами, а особенно за теми, кто играет за хорошие команды. Они следят за нами, подписываются и поддерживают. До того, как я перешёл в «Амкар», никто в моей стране не знал про этот клуб, а теперь там знают об этой команде: о том, что мы есть, что мы играем в Премьер-лиге. Теперь они следят за командой и знают, что мы выиграли уже несколько игр. Они мне пишут, что мы в хорошей форме, набираем матч за матчем. И про команду Азмуна тоже.

- Что про нашу лигу думают легионеры из других европейских чемпионатов?

- Про Россию, честно говоря, раньше часто думали, что местный чемпионат по уровню чуть ниже, чем другие европейские. Но после игр «Ростова» с «Баварией», «Атлетико», «Андерлехтом» и «Аяксом» их мнение поменялось. Теперь они думают, что российская лига и качество игры в ней тоже хорошие. Тот же «Спартак» недавно обыграл «Севилью», а «Зенит» – «Реал Сосьедад».

- В РФПЛ есть четыре легионера из Ирана (Азмун и Шекари представляют «Рубин», Мохаммади – «Ахмат»). Поддерживаете ли вы все друг с другом постоянную связь?

- Мы знаем друг друга, так как играем вместе за сборную. А с Азмуном мы играли вместе в «Ростове», до этого – за юношескую сборную до 17 лет. Когда нужна помощь, друг другу всегда помогаем. Но на поле – мы не братья.

- Призываете иранских болельщиков приезжать в Россию на Чемпионат мира?

- Да. Думаю, уже 10-12 человек из моей семьи точно хотят приехать. Знаю достаточно много людей в Иране, которые приедут на чемпионат мира поддержать нашу сборную, потому что Кубок мира – очень важная вещь мирового значения.

 

Фотогалерея Программка №7 "Амкар" - "Урал". Саид Эззатоллахи